Новости горной промышленности

Внутритерриконная переработка углесодержащих пород

Угольные терриконы Донбасса, автор Владимир Лапшин | Майнинг-Инфо

В XXI век мировая горная промышленность вошла с рядом нерешенных, но весьма актуальных задач. Главными из них являются существенное истощение минеральных ресурсов (разведанных в доступной нам части литосферы) и значительное загрязнение окружающей среды отходами горного и обогатительного производств /4, 5/.

Анализ кризисной ситуации, сложившей в настоящее время в минерально-ресурсном комплексе нашей планеты, показал, что основной ее причиной является использование в горной промышленности концепции экстенсивного недропользования, что приводит к значительному ухудшению качества и исходных характеристик большинства месторождений полезных ископаемых.

Очевидно, что дальнейший рост добычи минерального сырья (при одновременном снижении содержания полезных компонентов в извлекаемом) приведет к значительному увеличению объемов отходов (горной массы отвалов, терриконов, хвостохранилищ и т.д.) и усилению негативного техногенного воздействия со стороны горного комплекса на окружающую природную среду.

Техногенные минеральные объекты являются результатом деятельности геологоразведочной, горнодобывающей и перерабатывающей промышленности, и представляют собой некоторые скопления горных пород и минералов на дневной поверхности или в горных выработках, не пригодные (в отличие от техногенных месторождений) по количеству и своему качеству для дальнейшего промышленного использования.

В этой связи становится очевидным необходимость разработки принципиально новой концепции освоения минеральных ресурсов нашей планеты, предусматривающей перевод техногенных минеральных объектов в категорию «техногенные месторождения».

Впервые достаточно полно концепция освоения минеральных ресурсов в литосфере была сформулирована акад. К. Н. Трубецким и проф. А. Е. Воробьевым: работа над ней ведется с 1987 г. /2,3,7,23/. Основные технологические элементы концепции защищены авторскими свидетельствами СССР и патентами РФ /19, 20/ на изобретения (более 100). Широко опубликованная в научной печати, концепция стала толчком к изложению некоторых ее отдельных фрагментов другими учеными. Во многом высказанные различными учеными положения совпадают с первоначальной концепцией или дополняют друг друга.

Главной особенностью разработанной концепции является перераспределение полезных компонентов в горном массиве некондиционных запасов или их целенаправленное преобразование при длительном хранении до образования техногенных полезных ископаемых, пригодных для промышленного использования /6, 7/.

Основой совершенствования горных технологий в настоящее время должен стать традиционный для сельского хозяйства и биосферы в целом концепт «воспроизводства».

Ранее его использование сдерживалось как отсутствием потребности в подобном воспроизводстве минеральных ресурсов, так и некоторой инерцией горного научного мышления. Имеющиеся фундаментальные наработки и комплексирование исследований в области традиционной геологии и горного дела позволяют создать теоретическую базу для ресурсовоспроизводящих горных технологий.

Как и для живых биологических объектов биосферы, воспроизводство минеральных ресурсов обязано, прежде всего, процессам миграции и концентрации вещества, рассеянного в пространстве, а также изменению его исходного качества. Таким образом, ресурсовоспроизводящие горные технологии предусматривают не количественное получение новых, а только перераспределение имеющихся элементов в пространстве горного массива или преобразование (улучшение) исходных свойств и форм нахождения техногенного минерального сырья /4, 5/.

Необходимо отметить, что значительная часть разведанных угольных месторождений России представлена бурыми и каменными углями низкого качества. Это затрудняет их эффективное использование для технологических и энергетических целей, а также увеличивает объемы и токсичность выбросов при их сжигании, что существенно снижает конкурентоспособность российских углей на международном рынке и резко уменьшает их рыночную стоимость.

Традиционно совершенствование технологий добычи полезных ископаемых шло экстенсивным путем, в угледобывающей промышленности звено «кайло – корзина» сменилось первоначально на «отбойный молоток – вагонетка», затем на «комбайн – транспортер», однако сущность технологии остается прежней. Такой подход привел к созданию технологий малоэффективных для освоения месторождений углей низкого качества со сложными геологическими условиями их залегания /5/.

Следовательно, перед выемкой ископаемого угля необходимо существенно улучшать его качество, таким образом, чтобы повысить имеющуюся теплотворную способность и улучшить исходные технологические свойства.

Такие методы воздействия на полезное ископаемое рассматриваются в рамках ресурсовоспроизводящих технологий /4, 5/.

Качество угля определяется степенью преобразованности органического вещества (стадией метаморфизма угля) и содержанием в нем технологически вредных примесей (серы, золы, фосфора и др.). Следовательно, для формирования техногенного месторождения высококачественного угля на базе имеющегося геогенного месторождения низкокачественного угля нужно повысить изначальную стадию метаморфизма угля и удалить из него вредные примеси.

Ежегодно в терриконы угольных шахт поступает около 50-60 млн. м3 горных пород, угля и различных сопутствующих минералов. В частности, горелые терриконы угольных шахт, карьеров и обогатительных производств сконцентрированы в пределах Челябинского буроугольного бассейна/16/. Формирование этой техногенной зоны происходило непрерывно уже на протяжении последних 90 лет. В настоящее время здесь расположено около 40 частично срытых (к 2000 г. 16 были целиком или частично уничтожены) терриконов, занимающих общую площадь 1294740 м2. Суммарный объем складированных в них пород составляет 20156 тыс. м3. Большая часть этих терриконов интенсивно горела в период с 1950 по 1985 гг. Остаточные термические явления наблюдаются и поныне. Объем перемещенной горелой породы только в окрестности г. Копейска оценивается в 6000000 м3.

Угольные терриконы, Владимир Лапшин | Майнинг-Инфо

На территории Донбасса находится 1257 терриконов (общим объемом 1 056 519,9 тыс. м3, которые занимают площадь 5526,3 га), из них около 30 % являются горящими /26/. Кроме этого, в настоящее время терриконы являются неотъемлемой частью ландшафта больших и малых городов Донбасса /22/. Только в пределах г. Донецка, расположено более 140 террикона, занимающих площадь около 10 млн. м2 /14/. При этом высота терриконов угольных шахт изменяется в пределах 8–124 м. Около 100 терриконов являются недействующими. Из 32 действующих терриконов угольных шахт 28 – до сих пор горящие /1/.

При этом необходимо учитывать то, что в настоящее время в угольной отрасли РФ насчитывается более 2000 различных терриконов. Объем находящейся в них горной массы превышает 3,3 млрд м3 и представлен обломками аргиллита, песчаника и известняка (с неизбежным включением угля). Причем в состав углесодержащих пород входят главные и рассеянные элементы.

Главные, с содержанием более 1 %, представлены элементами органической части каустобиолитов (углерод, водород, кислород, азот), золообразующими элементами углей и вмещающими породами (кремний, алюминий, железо, кальций, магний, калий, натрий), токсичными компонентами (сера). Содержание серы по отдельным месторождениям достигает 12 %, а на некоторых участках и до 20 % Наиболее высокосернистые угли Подмосковного, Донецкого, Кизеловского (среднее содержание 5,2 %), Днепропетровского и некоторых других месторождений. Твердые каустобиолиты содержат серу в сульфидах (пирит, марказит), органических соединениях, сульфатах (гипс) и элементарном виде. Породы отвалов наряду с другими минералами содержат гетит, гематит, ярозит.

Зачастую в горной массе этих терриконов содержатся легкорастворимые соли. Наиболее засолены породы отвалов Подмосковного бассейна и Восточного Донбасса от 1, 5 до 4,3 %. Так, средняя степень засоления характерна для горной массы терриконов Западного Донбасса и Львовско-Волынского бассейна (до 1 %) и низкое засоление – для терриконов Кузнецкого бассейна (от 0,03 до 0,09 %).

Химическую активность горной массы терриконов во многом определяет наличие в них различных соединений серы. Терриконы (кроме Кузнецкого бассейна) содержат примеси сульфидов железа (пирит, марказит), органических соединений серы, гипс. Процесс окисления пирита идет с образованием серной кислоты, окислов и гидроксидов железа. При этом образуется кислая среда с pH от 2 до 6, способствующая интенсивному растворению солей и химическому разложению вторичных алюмосиликатов (содержание алюминия в водной вытяжке ~06-106 мг экв на 100 г грунта). Значительную роль в процессах окисления играют тионовые бактерии.

Слагающие терриконы горные породы, попадая на дневной поверхности в иную, чем в недрах, термодинамическую обстановку, становятся в водно- воздушных условиях неравновесными и испытывают определенные физико- химические преобразования /26/. В частности, рыхлый углесодержащий геоматериал терриконов под воздействием атмосферной влаги, кислорода воздуха, серосодержащих соединений и минералов, а также бактерий интенсивно окисляется (вплоть до самовозгорания).
Горение пород терриконов вызывает образование в их массиве пустот, обрушение и осадку горелых пород, осыпи и трещины (вследствие неравномерного нагрева), выбросы газов пыли и иногда – горной массы, а также термические оползни с образованием на склонах терриконов полостей разного объема, уступов и трещин /26/.

В соответствии с раскрытой выше идеологией для создания техногенного месторождения высокометаморфизованного угля необходимо создать в пласте малометаморфизованного угля условия для интенсификации процесса углефикации, что достигается повышением температуры и давления /8-12 /. Источниками энергии для такого воздействия могут быть: горное давление, внутрипластовая энергия, температура недр, электрический ток, радиоактивность, экзотермические химические (в частности биохимические) реакции, а также реакции с выделением газообразных продуктов.

Примером такой обработки является способ формирования техногенных угольных месторождений в отвалах радиоактивных пород (рис. 1). Для формирования техногенного месторождения на спланированной площадке устраивается противофильтрационный экран (1), затем формируется слой 2 из радиоактивных пород (например, из приконтактовых зон уранового месторождения) с оставлением ниш.

Ниши заполняются низкокачественным углем (3), а боковые и верхнюю поверхность отвала покрывают защитными экранами (4). На поверхность наносят слой грунта (5) и производят биологическую рекультивацию. При таком хранении под воздействием ионизирующего излучения интенсифицируются процессы углефикации, приводящие к повышению степени метаморфизма угля. Затем производят разработку отвального массива и отгружают обработанный уголь потребителю.

Схема формирования техногенного угольного месторождения в массиве радиоактивных пород | Майнинг-Инфо

Рис. 1. Схема формирования техногенного угольного месторождения в массиве радиоактивных пород /8-12/

Вредные примеси содержатся в углях в виде минеральных включений, однако могут входить и в состав органической части угля /8-12 /.

Минеральные включения в углях представлены глинистыми минералами, сульфидами железа, карбонатами, оксидами кремния и др. Так, в частности, горная масса терриконов формирующихся на угольных шахтах Кузбасса по минералогическому составу представляет собой перемежающиеся разнозернистые песчаники, редкие и маломощные гравелиты и конгломераты, алевролиты и реже аргиллиты.

Глинистые минералы в среднем составляют 80-60 % общего количества минеральных веществ, ассоциирующихся с углем. Чаще всего они представлены иллитом, серицитом, монтморилонитом, каолинитом, реже отмечается галуазит. Глинистые минералы сложены из частиц размером до 100 мкм. Встречаются в виде линз, прослоек или тонко рассеянных частиц. Из сульфидов железа наиболее характерны пирит, марказит и мельковит. Форма их нахождения в пластах различна и определяется условиями образования. Сингенетичные образования встречаются в виде отдельных зерен, псевдоморфоз по растительным остаткам, конкреций, прослойков. Эпигенетические сульфиды, как правило, выполняют трещины. Карбонаты представлены кальцитом, сидеритом, доломитом и анкеритом. Кальцит часто образует тонкие прослойки либо выполняет трещины в угле. Сидерит встречается в виде овальных или округлых образований (оолитов) или заполняет полости растительных фрагментов. Оксиды кремния представлены в углях кварцем, халцедоном, опалом и другими минералами. Кварц встречается в виде небольших прослоек, округлых и угловатых зерен, иногда образует довольно крупные линзы. Халцедон встречается значительно реже, обычно совместно с кварцем. В зонах выветривания угля некоторых бассейнов отмечается гипс, заполняющий трещины, реже в виде конкреций. Прочие минеральные включения представлены в основном гидроксидами железа, фосфатами и полевыми шпатами.

Для удаления из угля минеральных примесей их обычно обогащают на специальных фабриках. Наиболее распространенными процессами обогащения углей являются гравитационное обогащение (этот метод основан на отличии плотности угля и минералов, содержащихся в нем) и флотация (в основе метода лежит различие в смачиваемости углей и минералов).

Сложность применения этих процессов для извлечения минеральных примесей из угля до его выемки связана с тем, что для такого обогащения уголь должен быть предварительно раздроблен на породные и угольные частицы. Эффективность обогащения во многом определяется различием в свойствах между породными и угольными частицами, а также наличием в обогащаемом материале частиц, состоящих из угля и породы. Это дробление происходит при выемке угля и на обогатительных фабриках.

Методы, применимые для удаления минеральных примесей из угля, разработаны в рамках скважинной геотехнологии.

Целью обработки угольного месторождения является очистка от примесей угля, который с точки зрения скважинной геотехнологии является вмещающей минеральные включения породой.

В обобщенном виде технологии удаления примесей заключаются в обеспечении предварительной дегазации угольного пласта через пробуренные с поверхности скважины, затем, через эти же скважины в пласт закачиваются специальные растворы, обеспечивающие выщелачивание технологически вредных примесей.

Для растворения минеральных примесей может использоваться раствор соляной кислоты. При экспериментальных исследованиях в результате обработки раствором соляной кислоты зольность бурого угля снизилась с 5,1 до 1,1 %. В разработанных схемах химического обеззоливания бурого угля предусматривается его обработка 3–5 % раствором соляной кислоты и отмыванием угля от растворимых хлоридов и хлора водой /8-12/.

Реализовать такую технологию в условиях ненарушенного разрывными нарушениями угольного пласта, имеющего в почве и кровле слои водоупорных пород, а ниже уровня почвы пласта напорный водоносный горизонт (напор воды должен быт выше уровня кровли пласта, а в воде не должно содержаться веществ, загрязняющих уголь) можно следующим образом (рис. 2).

Схема улучшения качества угля в массиве путем извлечения из него минеральных примесей: 1 – угольный пласт; 2 – водоупорные породы почвы; 3 – водоупорные породы кровли; 4 – скважина; 5 – скважина; 6 – напорный водоносный горизонт; 7 – перекрывающие породы | Майнинг-Инфо

Рис. 2. Схема улучшения качества угля в массиве путем извлечения из него минеральных примесей: 1 – угольный пласт; 2 – водоупорные породы почвы; 3 – водоупорные породы кровли; 4 – скважина; 5 – скважина; 6 – напорный водоносный горизонт; 7 – перекрывающие породы

Для чего пласт угля (1) вскрывается скважинами (4), через которые проводится его дегазация и дробление взрывом (это необходимо, если уголь прочный и малопористый). Затем через скважины (4) в пласт подается раствор соляной кислоты. После этого скважина (4) запечатывается на время, требуемое для растворения минералов, содержащихся в угле. После растворения минералов проходятсяскважины (5), вскрывающие напорный водоносный горизонт или распечатываются и углубляются до уровня грунтовых вод скважины (4), грунтовые воды устремляются в пласт и промывают его от растворенных хлоридов, затем отводятся на дневную поверхность, очищаются, и сбрасываются в водоемы.

Отведение промывных вод может осуществляться самоизливом (если позволяет напор), откачкой насосами или эрлифтом. Для такой обработки малометаморфизованный, влажный уголь с высоким содержанием золы и низкой прочностью является более благоприятным объектом, потому что имеет более высокую пористость и лучше смачивается водой, чем высококачественный уголь.

Растворение содержащихся в угле минеральных включения может проводиться не только при помощи соляной, но и других кислот, а также благодаря жизнедеятельности бактерий. Процессы извлечения металлов из руд при помощи бактерий известны с XVI в. /13/. В 1947 г. американскими микробиологами выделен из рудничных вод микроорганизм Thiobacillus Ferrooxidans который окисляет практически все сульфидные минералы, серу, и ряд ее восстановленных соединений, закисное железо, а также Cu+, Se2-, Sb3+, U4+ при рН 1–4,8 (оптимум 2–3) и температуре 5-35 °С (оптимум 30-35 °С). Число клеток этих бактерий в зоне окисления сульфидных месторождений достигает 1 млн – 1 млрд на 1 г руды или 1 мл воды. Позже было показано, что в сульфидных рудах распространены и другие бактерии, окисляющие Fe2+ и S0 и сульфидные минералы. Процессы окисления неорганических субстратов служат таким бактериям единственным источником энергии. Углерод для синтеза органического вещества они получают из СО2, а другие элементы – из руд и растворов.

В промышленных масштабах бактериальное выщелачивание применяется для извлечения меди и урана из сульфидных руд.

При формировании техногенных угольных месторождений можно использовать бактериальное окисление для удаления из углей сульфидных минералов /8-12/. Некоторые реакции растворения минеральных включений в угле могут идти с выделением тепла и образованием газообразных продуктов. В результате действия таких процессов температура угольного пласта и внутрипластовое давление будут повышаться, что в свою очередь приведет к интенсификации процессов углефикации.

Таким образом, возможно формировать техногенные месторождения высококачественных углей из имеющихся низкокачественных различными способами повышая метаморфизованность угля и удаляя из него технологически вредные примеси /8-12/.

В процессе долговременного хранения в теле угольных терриконов обычно формируется временная или постоянная зона водонасыщения /14/. При этом залегающие в основании террикона суглинки, аллювиальные глины или глинистые коры выветривания, служат водоупором для формируемого техногенного водоносного горизонта. Верхняя часть зоны водонасыщения обогащена кислородом, что в присутствии высокой концентрации сульфидной серы и органического вещества благоприятствует развитию окислительных процессов с выделением тепла. В результате чего в терриконах возникают эндогенные пожары, обусловленные окислением кислородом воздуха пирита, содержащегося в углях. Так, окисление серы пирита может повысить температуры 1 т угля содержащем ее 1 % на 117 К.

Окисление угля в очаге самовозгорания происходит по следующим реакциям, протекающим для антрацитовых углей при Т = 600-800 °С /15,17/:

2 С + О2 = 2СО + 570,24 кДж/моль.   (1)
2 СО + О2 = 2СО2 + 960,58 кДж/моль.   (2)

Топливом, поддерживающим горение отвальной массы в терриконах, является /21, 25/: кусковой уголь; угольная мелочь и пыль; углистый и битуминозный материал аргиллитов; пирит; технический мусор.

С началом возгорания в массиве террикона образуется весьма сложная гидравлическая система с противотоками воздуха, дымовых газов и пара (рис. 3), но при этом горение всегда начинается с нижних слоев.

Рис. 3. Контуры для кислородной части массы, температуры, давления газа и газовой скоростной векторной области при окислении угля терриконе в 1/5 года. Террикон 20 м высотой и 100 м длиной в основании. Cтороны террикона имеют наклон 30° | Майнинг-Инфо

Рис. 3. Контуры для кислородной части массы, температуры, давления газа и газовой скоростной векторной области при окислении угля терриконе в 1/5 года. Террикон 20 м высотой и 100 м длиной в основании. Cтороны террикона имеют наклон 30°

Термическое воздействие на горную массу терриконов сопровождается пре- имущественно их выгоранием и спеканием /14/. Гораздо реже процесс горения породной массы приводит к плавлению. Например, из-за высокой пористости большая часть объема террикона претерпевает обжиг при свободном доступе воздуха /13/. Породы, возникающие в ходе этого процесса, являются продуктами окислительного обжига. При этом в массиве террикона формируется своеобразная зональность, обусловленная перераспределением исходного вещественного состава /13,24/. Соответствующие участки легко распознаются в терриконе даже визуально (рис. 4).

Рис. 4. Схема горелого террикона | Майнинг-Инфо

Рис. 4. Схема горелого террикона /13/

Кроме этого необходимо учитывать, что горение угля инициирует процессы перераспределения слагающего горную массу терриконов вещества. В конечном итоге, эти процессы приводят к образованию техногенных минералов. Так, сам процесс горения и порожденные им химически агрессивные флюиды полностью значительно преобразуют исходный минеральный и химический состав первич- ной породной массы терриконов (как в очагах горения, так и по его периферии).

При этом в терриконе желтые «аргиллиты» представляют собой продукты начальной стадии обжига (рис. 5), которые составляют основу большинства слабо горевших, чаще всего небольших, терриконов /13,24/. Розовые «аргиллиты» отвечают среднетемпературной стадии обжига в окислительной среде и присутствуют во всех горелых отвалах, но в разном количестве.

Подобная окраска геоматериалов свидетельствует о наличии областей различной степени окисления окислов железа, титана и др. /13/.

В зоне террикона, где температура достигает 1000 °С, образуется так называемый «отвальный спек» или клинкер (рис. 6).

Рис. 5. Схема распределения горелых аргиллитов по террикону | Майнинг-Инфо

Рис. 5. Схема распределения горелых аргиллитов по террикону /13 /

Рис. 6. Клинкеры | Майнинг-Инфо

Рис. 6. Клинкеры /13/

Необходимо отметить, что контакты силикатных и карбонатных пород “работают” как геохимические барьеры щелочного типа и способствуют образованию кислородосодержащих соединений кальция-ферритов (сребродольскит (Сa,Fe2O5, ацикулит CaFe2О4), сульфатов (ангидрит CaSО4), силикатов (ларнит β- Ca, [SiO4]), силикат-сульфатов (флюорэллестадит Ca10 [(SO4)(SiO4)6]F2,), силикат- карбонатов (спуррит Ca5 [SiO4]CO3), силикат-хлоридов (хлормайенит Са13А114
[SiO4]05О32,С12, силикохлормайенит Ca13Al14 [SiО4]4О24Cl4, демидовскит Ca18Fe3+15 [AlSi4О47]Cl6, афанасьеваит Ca8 [Si,О7]2Cl2О, чесофиит Ca9 [Si2О7]3·CaCl2, хлор-
гибшит Ca3Al2 [SiO4]3-хCl4x(x = 0,3÷0,4), альбовит Ca2 [SiО4]·CaCl2) /18,24/.

Очевидно, что контакты между блоками пород с резко различным содержанием кислорода играют роль геохимических барьеров (как окислительного, так и восстановительного типов) /18,24/.

Наконец, главным окислительно-восстановительным барьером является сама поверхность отвала, на которой формируются ассоциации отвальных фумарол, в
состав которых входят, главным образом, водные и безводные сульфаты алюминия, железа, кальция, магния и аммония – сульфалюмит (Al,Fe)2(SО4)3, алуноген Al2(SO4)317H2О, ростит Al(SO4)(OH)·5H2O, лаузенит Fe2(SO4)3·6H2O, кокимбит Fe2(SО4)3·9H2О, ромбоклаз HFe3+(SО4)2·4Н2О, масканьит (NH4)2SО4, годовиковит NH4(Al,Fe)(SО4)2, чермигит NН4A1(SО4)2·12Н2О, ефремовит (NH4)2Mg2(SО4)3, буссенготит (NH4)2Mg(SО4)·6H2О, гипс CaSО4·2H2О, органические кислородосодер- жащие соединения (кладноит C6H4(CO)2NH) и различные хлориды железа, магния и аммония (нашатырь NH4C1, молизит FeCl3, копейскит (NH4)2Fe3+Cl5 H2О, реди- корцевит (NH4)MgCl3·6H2О и др.) /18,24 /.

На таких барьерах возникают уникальные минеральные ассоциации, свойственные метеоритам, или неизвестные ранее: сульфиды и оксисульфиды кальция и железа (ольдгамит CaS, баженовит (СaS5CaS2О3·6Ca(ОH)2·20H2О, игниколорит FeS2·0,7CaCО3·2,8H2О, пирротин Fe1-хS), в частности, – на контактах углесодержащих «черных желваков» и переплавленных базальтоподобных пород /24/.

Рассмотренные выше различные аспекты термических процессов, происходящие в массиве терриконов, позволяют целенаправленно осуществлять в них обжиг горных пород с контролируемым достижением заранее заданных физико-механических свойств (таких как крепость, пористость, сорбционная активность и др.).

Авторы:  Воробьев А. Е.1, Джимиева Р. Б.2

1 – ФГАОУ ВПО «Российский университет дружбы народов», г. Москва;

2 – Владикавказский строительный колледж, г. Владикавказ.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Алехин В. И., Мигуля П. С., Проскурня Ю. А. Минералого-петрографические и эколого-геохимические особенности пород терриконов Донбасса (на примере Донецко Макеевского промышленного района) // Сб. научн. тр. НГА Украины. Днепропетровск, 1998. Т. 5. №3. С. 35-39.
  2. Воробьев А. Е. Возможности техногенного воспроизводства минеральных ресурсов в литосфере //Маркшейдерия и недропользование, №2, 2001. – С. 12-14.
  3. Воробьев А. Е. Концепция ресурсовоспроизводства минерального сырья как составная часть биосфероулучшающих технологий // Освоение недр и экологические проблемы взгляд в XXI век. М.: АГН, 2001. С. 130-142.
  4. Воробьев А. Е. Ресурсовоспроизводящие технологии горных отраслей. – М.: МГГУ, 2001. – 150 с.
  5. Воробьев А. Е. Ресурсовоспроизводящие технологии недропользования. Учебно-методический комплекс (В рамках Программы стратегического развития РУДН на 2012-2016 гг.) // Утверждено РИС Ученого совета РУДН. М., РУДН. 2013. 172 с. (ISBN 978-5-209-05006-3)
  6. Воробьев А. Е. Технологии воспроизводства минеральных ресурсов в литосфере // Горный жур-
    нал, №5, 2000. С. 3-5.
  7. Воробьев А. Е., Балыхин Г. А., Гладуш А. Д. Базовые принципы технологий воспроизводства минерального сырья в литосфере // Материалы III Международной конференции «Ресурсовоспроиз- водящие, малоотходные и природоохранные технологии освоения недр» (Москва-Бишкек). – М.: Изд-во РУДН, 2004. С. 4-5.
  8. Воробьев А. Е., Мозолькова А. В. Ресурсовоспроизводящие технологии в угольной промышленности // Горный информационно-аналитический бюллетень, № 10, 2005. С. 168-170.
  9. Воробьев А. Е., Мозолькова А. В. Технологии техногенного воспроизводства угля // Вестник Российского университета дружбы народов, Серия Инженерные исследования, №3(10), 2004. С. 93-99.
  10. Воробьев А. Е., Мозолькова А. В. Формирование техногенных месторождений каустобиолитов //Горный информационно-аналитический бюллетень. 2007. С. 165-170.
  11. Воробьев А. Е., Мозолькова А. В. Целенаправленное формирование техногенных угольных месторождений в литосфере // Материалы докладов VII Международной конференции «Новые идеи в науках о Земле», 2005, Т.3. С. 142.
  12. Воробьев А. Е., Мозолькова А. В. и др. Формирование техногенных месторождений угля // Мате- риалы 4 Международной конференции «Современные технологии освоения минеральных ресур- сов». – Красноярск: ГОУ ВПО «Гос. ун-т цветных металлов и золота», 2006. С. 312-313.
  13. Воробьев А. Е., Шамшиев О. Ш. Геолого-минералогические особенности псевдовулканических проявлений на горящих угольных терриконах // http://vorobiev-alexandr-egorovich.narod.ru/index/0-4.
  14. Горбачева Е. Ю. Эколого-геохимическая оценка состояния породных отвалов угольных шахт //http://masters.donntu.edu.ua/2012/feht/gorbachova/diss/index.htm.
  15. Зборщик М. П., Осокин В. В. Предотвращение самовозгорания горных пород. К.: Тєхника, 1990.176 с.
  16. Максимова Н. В. Продукты пирогенного преобразования углевмещающих пород из горелых тер- риконов и золоотвалов ТЭС Южного Урала / Диссертация на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук / Новосибирск. 2001.
  17. Мещанинов Ф. В. Геолого-структурные и термобарогеохимические условия формирования терри- коников – техногенных месторождений угольного ряда Восточного Донбасса (на примере Красно- донецкого углепромышленного района) / Диссертация на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук. 2002.
  18. Нигматулина Е. Н. Минералогия техногенных парабазальтов из горелых терриконов Челябинского угольного бассейна / Диссертация на соискание ученой степени кандидата геолого- минералогических наук / Новосибирск. 1999.
  19. Пат. 2166072 РФ. Способ создания в угольном пласте техногенной залежи метана / К. Н. Трубецкой, А Е. Воробьев. 2001.
  20. Пат. 2166073 РФ. Способ создания в угольном пласте техногенного месторождения метана / К. Н.Трубецкой, А. Е. Воробьев. 2001.
  21. Проскурня Ю. А. Минералогия породных отвалов угольных шахт Донбасса (на примере Донецко- Макеевского промышленного района) // Диссертация работа на соискание степени кандидата геологических наук ДонГТУ, Донецк, 2000. 165 с.
  22. Силин А. А., Выборов С. Г., Проскурня Ю. А. Экологические последствия структурно- вещественных преобразований отвальных пород терриконов // Сборник тезисов Международной геолого-экологической конференции 08-10 сентября 2009 года. — Донецк, ДонНТУ, 2009.
  23. Трубецкой К. Н., Воробьев А. Е. Классификация методов воспроизводства минерального сырья //Горный журнал №1, 1998. – С. 30-34.
  24. Чесноков Б. В., Баженова Л. Ф., Щербакова Е. П. и др. Минералогия горелых отвалов Челябинского угольного бассейна Свердловск: УНЦ АН СССР, 1987. 70 с
  25. Шпирт М. Я. Безотходная технология. Утилизация отходов добычи и переработки твердых горючих ископаемых. М.: Недра, 1986. — 255 с.
  26. Панов Б. С., Проскурня Ю. А. О техногенной минерализации породных отвалов угольных шахтДонбасса // Межвуз. научн. тематич. сб. “Геология угольных месторождений”. – Екатеринбург, 1999. – С. 241-249.

Материалы по теме:

Материалы по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *